Authors‎ > ‎Greg Afinogenov‎ > ‎

Untitled

(Aleksandr Blok, 1907)

A blizzard sweeps across the streets,
Tottering, winding in a skein,
Someone offers me a hand,
And someone smiles cunningly.

I’m led along—and see: a depth,
Squeezed on all sides by darkened granite,
It flows, it sings,
It calls me to it, cursed thing.

I move closer, then turn back,
And freeze in some hazy tremor:
All I need is to cross the border,
And I plunge to the current's babble.

He whispers, not to be denied
(And my will has been decimated):
“Understand this: the soul is ennobled
By the art of knowing how to die.

Understand this: you are alone,
How sweet the mysteries of the cold…
Gaze, gaze into the frigid stream,
Where nothing ever grows old…”

I run. Let go, you damned creature!
Don’t torment me, don’t tempt me!
I’ll flee to meadows, to the night and snow,
I’ll cower under osier willows, where,

The freedom more free than any freedom,
Won’t make a free man unfree.
And the pain more painful than any pain,
Will show me the straight and narrow.
* * *

По улицам метель метет,
Свивается, шатается.
Мне кто-то руку подает
И кто-то улыбается.

Ведет - и вижу: глубина,
Гранитом темным сжатая.
Течет она, поет она,
Зовет она, проклятая.

Я подхожу и отхожу,
И замер в смутном трепете:
Вот только перейду межу -
И буду в струйном лепете.

И шепчет он - не отогнать
(И воля уничтожена):
"Пойми: уменьем умирать
Душа облагорожена.

Пойми, пойми, ты одинок,
Как сладки тайны холода...
Взгляни, взгляни в холодный ток,
Где всё навеки молодо..."

Бегу. Пусти, проклятый, прочь!
Не мучь ты, не испытывай!
Уйду я в поле, в снег и в ночь,
Забьюсь под куст ракитовый!

Там воля всех вольнее воль
Не приневолит вольного,
И болей всех больнее боль
Вернет с пути окольного!
Comments